Принял решение вернуться в Россию
Иммиграция не для меня, к этому выводу я пришел покатавшись и пожив на чужбине. Знаю, что очень многие связывают свои проблемы с проживанием на родине, ошибочно считая, что
О странной черте немецкого национального характера
Тикают часы на высокой башне. Стрелка достигает вершины и бъют колокола. Стая голубей взлетает над площадью. Начинается хоровод статуй, улиц, двухэтажных домов и городского
Тонкости интеграционных вопросов. Взгляд иммигранта из Германии.
Гадалки утверждают, что судьбу можно прочитать по линиям на ладошке. Линия судьбы, линия жизни, линия головы, сердца - их десятки и они уникальны для любого человека. Я не верю в
Поравалильщикам от человека, свалившего 28 лет назад
В Мюнхене прекрасная погода. В предстоящие выходные Баварию ожидают выборы в Ландтаг. Очерк о них начирикан быстро и отображает моё видение баварской политики на сегодняшний день.
О важности знания немецкого языка в Германии для иммигрантов из стран бывшего Союза
Позади поезд или самолёт в новую жизнь. Найдена квартира, распакованы чемоданы и постепенно начинается привыкание к опрятным домикам на другой стороне улицы. Началась иммиграция.
Иммигрантский дневник. Часть № 66. Эпилог.
35. Эпилог 1. Прошло много лет. Падали звёзды. Взошли ростки. Их зелень ласкает взор, наполняя душу надеждой. За нашими спинами горит огромное солнце и мы - контрастные фигуры на
Иммигрантский дневник. Часть № 65.
2. Мы ехали через незнакомое Третье кольцо. Холод поздней осени облепил Москву слякотью. Город казался шершавым, неухоженным и нелепым. Пытающиеся казаться белыми прямоугольники
Иммигрантский дневник. Часть № 64.
Приблизительно в десять часов утра со стройки по мозгам ударили бронебойные молотки. Задребезжал самовар, украшающий стол, заменяя будильник. Соседская кошка обиженно надувала
Иммигрантский дневник. Часть № 63.
Однако, мама отреагировала тихо. Упёршись лбом в придуманную обо мне легенду для соседей и подруг, она сдержала натиск попыхивая сигареткой. Милиция потрепала её покой и
Иммигрантский дневник. Часть № 62.
4. Летом Мюнхен благоухает пивом, пиццей, а воздух переполнен пузыриками, как минералка в стакане. Спасения нет в метро, когда пыжишься на лесенке, плывущей вверх - из кафельной
Иммигрантский дневник. Часть № 61.
1. В тот летний день Борман обрадовался внезапному повороту событий. Новое знакомство давало ему козырь и переговорив с Пашковым, он назначил для меня встречу у госпожи Мук.
Иммигрантский дневник. Часть № 60.
3. Всё так и случилось - она уехала на автобусе, а я вернулся домой и включил компъютер. Через десять дней, взяв недельный отпуск, я направился в Париж. Мне трудно сейчас
Иммигрантский дневник. Часть № 59.
Посмолив сигаретки около дверей, наша троица расползлась на все четыре стороны с пустыми руками. Несколько месяцев спустя я попытался ещё раз заглянуть в консульство, но увидев
Страшная сказка из баварского села Ашау-им-Кимгау
В конце восьмидесятых Серёга жил в городе Караганда и трудился, не щадя живота своего, в противопожарном надзоре. Нет, он не был пожарником, а просто молоденьким дяденькой в
Иммигрантский дневник. Часть № 58.
3. Немецкие государственные служащие не отличаются душевностью и сентиментальностью. Это бесчувственная, неподкупная, самая законопослушная каста на теле немецкого
Иммигрантский дневник. Часть № 57.
Содружество чайничка и чайного ситечка вскоре распалась. Баба-Петя выпросил у государства двушку, а Дюдя переехал на восток города. Иногда до меня доходят слухи об этой забавной
Иммигрантский дневник. Часть № 56.
4. Судили меня в Бад Айблинге - в старинном замке. Сюда приводили пойманных преступников уже в тринадцатом веке. На крыльце щурился от солнца предоставленный государством
Иммигрантский дневник. Часть № 55.
Гремел трамвай, играли гитары на площадях, а живущий в квартире напротив, социальщик по кличке Таракан абсолютно не был похож ни на одного из известных мне сельских баварцев.
Иммигрантский дневник. Часть № 54.
3. Ветер стал северо-западным. Пожалуй, это самое противное, что может случиться под Рождество. Он дышит холодом и сгоняет снег с приальпийских полей. Пелена моросящих дождей
Иммигрантский дневник. Часть № 53.
Миша с сотоварищем улетучились. Мой розенхаймский дружбан приглянулся одной из этих девушек по имени Алекс. Она подсела и много шутила. Ввязавшись в беседу, я не заметил как рядом
Иммигрантский дневник. Часть № 52.
4. Залог за новую квартиру и первая квартплата перемололи практически все имеющиеся деньги. Несколько дней мне удалось подработать мытьём окон в гимназии, но одноразовый
Иммигрантский дневник. Часть № 51.
27. Адвокат с фамилией Борман 1. Приехал и снова уехал брат. Он привёз российский загранпаспорт, купленный им для меня у ментов. Испустили дух Фиат и Форд Гранада. Их ржавые тела
Иммигрантский дневник. Часть № 50.
Смерть бельгийского короля. 1. Самое противное, что может приключиться в житухе - это апатия. Падая вниз, человече пролетает через неудачи, агрессию, депрессию и потом
Иммигрантский дневник. Часть № 49.
4. Вскоре на кухне лежала бандероль из Франкфурта. Внутри обнаружились самодельные брошюры. С нерезких фотографий на меня грустно взглянули чёрно-белые женщины из Комитета
Племянница дипломата считает всех иммигрантов вторым сортом, хуже мусульман
Опять проклинают и плохого хотят. На этот раз племянница дипломата проклинает меня... сына журналиста и отца русской демократии, по совместительству. Свалившие - вы "всегда будете
Что Илья Варламов не рассказал о Мюнхене, потому что не знал.
Намедни, великий блогер всея Руси и сопредельщины посетил Мюнхен. Отметившись в гостиннице, осмотрев новострой, трамваи, туалеты, Мариенплатц и велосипеды, он опубликовал
Иммигрантский дневник. Часть № 48.
Закон критической массы 1. Жара лупила асфальт. Пищали зяблики. В Прин-ам-Кимзее приехал цирк и около шапито на окраине паслось три слона. Пастбища излучали пряничную радость
Иммигрантский дневник. Часть № 46.
Брюссель - Прин-ам-Кимзее 1. Белорусы бренчали на гитарах в переходе, Толик солидно получал зарплату, а Мавронья ходила на курсы французского языка. Все окружающие деловито
Иммигрантский дневник. Часть № 45.
6. Корабль был красным. Моросилово прекратлось и теперь на палубном кране ёжились чайки. Прямо над надписью "Томас Манн, Гамбург" за подъехавшим автомобилем внимательно наблюдал
Иммигрантский дневник. Часть № 44.
Англия - страна хмурых ландшафтов. Не понимаю, зачем саксы и викинги на протяжении столетий лезли в сырой туман. Неужели им не хватало собственных серых ветров? Во время пути я

1 2