Россия глазами посла Швеции
28.08.2019 54 0 0 varlamov

Россия глазами посла Швеции

---
0
В закладки
Посол Швеции в Москве Петер Эриксон через несколько дней покидает Россию и по этому поводу написал милый ностальгический пост в своём блоге на "Эхе Москвы". Напомню, что мы с главой шведской дипмиссии встречались в марте этого года. Я тогда пришёл в посольство и взял у Петера Эриксона интервью, кто не видел – обязательно посмотрите:

Шведский посол (который тогда был совсем молодым сотрудником дипслужбы) застал ещё Черненко, наблюдал за перестройкой, видел путч 1991 года и свержение памятника Дзержинскому, расстрел Белого дома и становление молодой России... Он отмечает, что в последние годы "пространство для гражданского общества постепенно сужается", но продолжает верить, что демократия возможна даже у нас:

Всего через несколько дней подойдут к концу мои четыре года в качестве Посла Швеции в России. Настало время прощаться с Москвой, где я провел в общей сложности девять лет своей жизни. Прощания неизбежны, если ты дипломат, но к этому невозможно привыкнуть. Уезжать всегда грустно.

Первый раз я приехал в Москву в августе 1984 года – 35 лет назад. Страна называлась Советский Союз, генеральным секретарем был Константин Черненко, по улицам ездили в основном черные «Волги», немногочисленными цветными пятнами мелькали зеленые и оранжевые «Жигули» и «Москвичи». Я проработал в посольстве год, занимаясь визами. Когда пришло время возвращаться в Швецию, тогдашний посол мне сказал, что когда покидаешь Москву, можно быть уверенным в двух вещах: во-первых, что вернешься обратно, а во-вторых, что все останется без изменений.

Но в марте 1985 года генеральным секретарем стал Михаил Горбачев, и когда я приезжал в качестве временного сотрудника летом 1986 и 1987 годов, нельзя было сказать, что все остается без изменений. Наоборот. Дебаты о советском прошлом и о будущем страны становились все интенсивнее. То, что раньше являлось государственной тайной, начало свободно обсуждаться. Документы о преступлениях коммунистического периода извлекались из архивов. Вещи, о которых люди не решались говорить на протяжении десятилетий, вдруг стали дозволены. Ложь разоблачалась.

Я начал работать в МИД Швеции в августе 1989 года, и после года подготовки снова оказался в Москве. Первым, кого я увидел по своему новому телевизору в декабре 1990 года, был Эдуард Шеварднадзе. Он грозил пальцем и говорил: «диктатура наступает». Затем он ушел с поста министра иностранных дел Советского Союза.

Когда в понедельник, 19 августа 1991 года, произошел путч, я находился в отпуске. Я поспешил вернуться обратно, но приехал в Москву только в среду. Когда я приземлился, переворот уже был окончен.

На следующий день, 22 августа, я гулял по Москве. Ни разу ни до, ни после этого я не ощущал в городе такого подъема. Люди были счастливы. Весь город наполнился чувством гордости и силы, атмосфера была невероятная: «Они пытались задавить нас, перевести часы назад к коммунистической диктатуре, но им это не удалось! Мы отказались, с нас довольно, и им пришлось сдаться!»

Я отправился на Лубянку. Площадь была забита народом. В толпе прошла Елена Боннэр, вдова Андрея Сахарова. В советское время Сахаров и Боннэр боролись за свободу и права человека, и за это подвергались преследованиям, а затем были высланы в Горький (Нижний Новгород). Интересно, что она чувствовала, когда огромный кран медленно поднял статую Феликса Дзержинского, создателя ЧК, и смотрела, как он беспомощно висит, слегка скособочившись, прежде чем его положили в грузовик и отвезли на свалку советских памятников, которая была создана на Крымском валу. Десятки тысяч людей ликовали. И я тоже. Наконец-то!

Россия глазами посла Швеции России, Швеции, Москву, когда, Когда, время, общества, через, много, страны, всегда, человека, которые, видел, тогда, этого, качестве, этому, Москве, после


Затем я был свидетелем установления дипломатических отношений между Швецией и независимой Россией 19 декабря 1991 года, через шесть дней после этого ухода Горбачева с поста президента страны, которой больше не существовало, и либерализации торговли 2 января 1992 года, когда район от Большого театра до Лубянки превратился в один огромный рынок, и попыток совершения переворота против Бориса Ельцина 3-4 октября 1993 года, и многого другого.

Это время не было простым, но тогда было много надежды и оптимизма. Обычные люди чувствовали свободу. Они получили возможность ездить за границу. Они могли свободно говорить и думать. Они могли открывать предприятия. Они могли покупать компьютеры. Вскоре появились русские программы для написания кириллицей в Windows 3.1.

Советский Союз был отгорожен от мира. Россия стала его частью. В Швеции и «на Западе» существовал большой интерес к России. Мы были рады России и российским гражданам. Когда я работал с визами в 1984 году, то в год мы выдавали менее 5000 виз. Когда я уезжал из России в 1994 году, их количество выросло более чем в пять раз.

Горбачев говорил об «общеевропейском доме», и в начале 1990х годов мы начали строить его вместе. И для западноевропейцев, и для россиян было очевидно, что он должен строиться на фундаменте демократии, рыночной экономики и прав человека. Эти принципы были зафиксированы во многих договорах, прежде всего в рамках ОБСЕ.

После назначений в Брюсселе, Вашингтоне, Нью-Йорке и Стокгольме я вернулся в Москву в сентябре 2015 года. После 21 года отсутствия для меня здесь, конечно, было много нового. Я познакомился со многими шведскими компаниями, которые успешно работали в России. Я узнал, что шведский язык можно изучать более чем в 20 российских вузах. Я услышал, что у двух третей россиян сложился позитивный образ Швеции.

Последнее было особенно заметно, когда я ездил по стране. Я организовывал Дни Швеции, открывал культурные и деловые мероприятия, болел за сборную Швеции на матчах чемпионата мира по футболу, хоккею и хоккею с мячом по всей стране, от Владивостока до Калининграда и от Архангельска до Краснодара. Для меня лично было очень приятно ощутить так много тепла и заинтересованности. Развитие связей между людьми в Швеции и в России через культуру, торговлю и образование является приоритетной задачей для меня и для посольства.

Но я узнал также о законах об иностранных агентах и нежелательных организациях, пакете Яровой и муниципальных фильтрах, и наблюдал, как пространство для гражданского общества и независимых политических деятелей постепенно сужается. Прямо сейчас идет борьба за то, кто сможет принять участие в выборах, которые пройдут в начале сентября.

Для Швеции демократия и права человека являются основными ценностями, которые всегда должны применяться и защищаться. В эти понятия входят свобода слова, свобода организации и собраний, право участвовать в выборах в качестве как кандидата, так и избирателя. Для нас активные общественные организации, политические партии и вовлеченные граждане являются необходимыми составляющими общества. Благодаря этому Швеция с начала XIX века до наших дней прошла путь от истощенной столетиями войн и великодержавных амбиций, неразвитой страны до одного из наиболее успешных и благополучных государств в мире. Перед нами стоит достаточно вызовов, но мы убеждены в том, что благодаря нашим демократическим институтам и совместным усилиям всего населения мы сможем решить проблемы и продолжить развивать наше общество.

Теперь, когда я покидаю Москву, я делаю это со смешанными чувствами. Я своими глазами видел, как представители органов правопорядка жестоко избивают безоружных мирных демонстрантов, чье единственное требование заключалось в возможности голосовать на свободных и справедливых выборах, в которых могут принимать участие все кандидаты, и чтобы их при этом не отстраняли под надуманными поводами. Многие из тех, с кем я встречался, сейчас находятся под арестом вместо того, чтобы находиться в самой интенсивной фазе своей предвыборной кампании. Это меня печалит.

Россия глазами посла Швеции России, Швеции, Москву, когда, Когда, время, общества, через, много, страны, всегда, человека, которые, видел, тогда, этого, качестве, этому, Москве, после


Но я рад тому, что новые поколения граждан и политиков неравнодушны к будущему России, хотят демократии, свободы, правового общества и лучшего будущего для себя и своих детей. Такой России хочу и я. Я покидаю Москву, но Россия всегда будет большой частью моей жизни. Я буду продолжать следить за тем, что происходит в России. И продолжать надеяться.

Петер Эриксон
Оригинал на "Эхе Москвы"
уникальные шаблоны и модули для dle
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Прокомментировать
[related-news]
{related-news}
[/related-news]