СОЧИНЕНИЕ КО ДНЮ ВОЙСК ПВО
18.04.2017 288 0 0 m-khodarenok

СОЧИНЕНИЕ КО ДНЮ ВОЙСК ПВО

---
0
В закладки
Силы и средства противовоздушной для организации ПВО-ПРО столицы государства и сегодня используются не оптимально

Каждое второе воскресенье апреля в стране отмечается День войск противовоздушной обороны. В СССР был введен 20 февраля 1975 года как профессиональный праздник военнослужащих, причастных к выполнению задач по противовоздушной обороне страны. Указом Президента Российской Федерации от 31 мая 2006 года «Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных Силах Российской Федерации» установлено, что День ПВО является памятным днем и в Вооруженных Силах Российской Федерации и также отмечается ежегодно, во второе воскресенье апреля. Проанализируем, в каком состоянии войска противовоздушной обороны подошли в этом году к своему профессиональному празднику.

Войска ПВО страны имеют весьма непростую историю – от создания и поступательного развития до цепи нескончаемых организационно-штатных мероприятий, когда их непрерывно объединяли и разъединяли, подчиняли и переподчиняли, меняли название и самым разгромным образом сокращали. Только за послевоенный период часть сил и средств ПВО, в частности, соединения (дивизии и корпуса) и объединения (армии) ПВО, под флагом разнообразных реформболее десяти раз передавались в состав военных округов и спустя некоторое время снова возвращались под централизованное управление вида Вооруженных сил – Войск ПВО.
И даже с созданием в 2015 году нового вида Вооруженных сил – Воздушно-космических, злоключения и мытарства объединений, соединений и частей Войск противовоздушной обороны страны отнюдь не закончились. (Газета.Ru уже писала об этом – «ВКС сражаются за микрофон» от 02.03.2017 года). Структура сил и средств противовоздушной обороны страны и до сегодняшнего дня не приведена к оптимальному виду.
Организационно-структурная перестройка – это естественный процесс развития войск, прежде всего, связанная с созданием и внедрением в войска новых видов и систем оружия, а также систем управления этим оружием.
В Войсках ПВО, начиная со второй половины 1950-х годов, начался период бурного качественного развития – оснащение частей и соединений зенитными ракетными комплексами, которыми заменялась часть истребительной авиации (в то время основное средство ПВО), новыми радиолокационными станциями, средствами управления и т. д. Активными темпами, иногда болезненными, шло совершенствование организационной и штатной структуры.
В 1960-м году в Войсках ПВО страны были сформированы общевойсковые соединения – дивизии и корпуса ПВО, в состав которых вошли полки и бригады зенитных ракетных войск, истребительной авиации и радиотехнических войск. И по сей день дивизии ПВО – главное звено ПВО, основа районов ответственности за ПВО.
В дивизиях (районах) ПВО реализована и более 50 лет успешно функционирует сетецентрическая система управления войсками, в которой на командном пункте дивизии от территориально рассредоточенных постов собирается радиолокационная информация о воздушном противнике и по сети оповещения раздается по всем нуждающимся в ней потребителям, а также осуществляется управление всеми средствами поражения и подавления противника.
К середине 1960-х годов практически было завершена организационная и структурная перестройка войск в соответствии с возросшими боевыми возможностями сил и средств ПВО по прикрытию объектов страны, вооруженных сил и охране государственной границы.
Было завершено создание единой системы ПВО страны. Это было делом всей жизни Маршала Советского Союза Павла Батицкого, человека, пользующегося непререкаемым авторитетом и уважением не только в Вооруженных силах СССР, но и у политического руководства государства.
Реформенные беды Войск ПВО начались после ухода маршала Павла Батицкого, поскольку после него таких авторитетов в руководстве войсками уже не было. Маршал Советского Союза Батицкий – единственный из общевойсковых командиров (до определенной степени, к этому тонкому слою главнокомандующих Войсками ПВО следует отнести еще и Маршала Советского Союза Сергея Бирюзова, который руководил видом Вооруженных сил несколько ранее), кто глубоко понимал саму природу и суть войск ПВО в целом и зенитных ракетных войск, радиотехнических войск и истребительной авиации в частности.
Этому во многом способствовало то, что на его глазах и при его личном участии создавалось новое оружие Войск ПВО, формировалась идеология управления этим оружием и видом Вооруженных сил, создавалась необходимая структура войск для руководства и боевого управления силами и средствами. Подобных компетентных общевойсковых руководителей в настоящее время, похоже, нет.
Созданная Павлом Батицким структура войск ПВО-ПРО продолжает существовать и сегодня, хотя и со значительными искривлениями и перекосами. В настоящее время до определенной степени произошла некая реинкарнация крайне вредоносной для ПВО страны реформы 1978-1986 годов маршала Николая Огаркова, которая в свое время Советом обороны СССР была признана тупиковой и ошибочной. Однако вновь, как будто по заветам Огаркова, с 1998 года дивизии ПВО в составе армий ВВС и ПВО переподчинены военным округам, сначала – оперативно, а с 2010 года – непосредственно. Кроме того, с того же 2010 года из соединений ПВО были выведены истребительные авиационные полки.
Насколько все эти меры сказались на повышении эффективности противовоздушной обороны страны и Вооруженных сил – вопрос более чем дискуссионный. Пока результат только один – единая система противовоздушной обороны страны и Вооруженных сил развалена и растащена по военным округам.

НАДО НАЧАТЬ С ПЛАНА ВКО

В войсках ПВО-ПРО как ни в одном другом виде Вооруженных сил, роде войск именно оружие диктует организационную структуру войск и определяет необходимую для этого систему боевого управления войсками. То есть, идти в ходе реформ надо по следующему пути: во-первых – оружие, во-вторых – система управления оружием, в-третьих – органы управления этим оружием. Но никак не наоборот. Если же создание вида Вооруженных сил и родов войск начинать с вычерчивания на листе бумаги квадратов будущих структурных единиц, то результат такого военного строительства будет заведомо отрицательный.
В этом, возможно, принципиальное и важнейшее отличие войск ПВО-ПРО от других видов Вооруженных сил и родов войск, в первую очередь, от Сухопутных войск, где идеология управления совершенно другая, как и совершенно другие задачи.
Возможно, именно по этим причинам представители Сухопутных войск не понимали этих особенностей войск ПВО-ПРО. Поэтому-то в конечном итоге и не принимались грамотные и рациональные решения по необходимой и логичной реформе войск противовоздушной обороны. В ходе значительных по объему организационно-штатных мероприятий представители Сухопутных войск (а именно они составляют руководство Минобороны и Генерального штаба) руководствовались и руководствуются более простыми для понимания принципами: сокращение численности, уменьшение финансовых затрат, снижение штатно-должностных категорий. Руководство страны принимает эти шаги как должное, поэтому реформы проходят легко, без малейших кадровых и юридических последствий для их идеологов.
Однако организационная структура войск прежде всего должна соответствовать системе боевого управления. Только в этом случае наиболее эффективно и рационально может быть выполнена боевая задача, поставленная перед войсками ПВО-ПРО в целом и каждым ее структурным элементом (радиолокационная рота, зенитный ракетный дивизион,полк, дивизия, армия, войска в целом).
Поэтому всем организационно-штатным реформам должна предшествовать большая аналитическая работа по выяснению, насколько существующая система управления обеспечивает эффективное управление всеми силами средствами в новой структуре.
Чтобы что-то оптимизировать и реформировать, нужно хорошо знать и понимать функционирование прежде всего системы боевого управления, так как именно от этой системы и от ее состояния, от количества и боевой готовности средств ПВО (ВКО) в конечном счете зависит выполнение боевой задачи по прикрытию объектов государства, Вооруженных сил и страны в целом. Тем более это относится к системе управления, которая должна находиться в постоянной боевой готовности к применению боевых средств. Это нужно знать и понимать, чтобы не ошибиться в принимаемом решении что-то объединять или же, наоборот, что-то разделять.
Надо знать и понимать управленческие функции каждого звена боевого управления (от зенитного ракетного дивизиона и радиолокационной роты до Центрального командного пункта Воздушно-космических сил). А этого понимания у современных реформаторов, порой складывается впечатление, недостаточно.
Любая оптимизация системы боевого управления может иметь право на осуществление только в одном случае, если она ведет к повышению эффективности боевого управления.Только после глубокого анализа систем боевого управления, ее слабых и сильных сторон, может созреть идея или объединения некоторых структурных элементов, либо исключения лишних или дублирующих звеньев управления.
И только после этого, то есть когда есть ясность со структурой боевого управления, можно подойти к оптимизации органов боевого управления и организационно-штатной структуры войск. И может оказаться, что объединение одних с другими (или же их разъединение) совершенно не влияет на повышение эффективности боевого управления. И даже более того – это объединение вообще не имеет никакого смысла.
Вполне возможно, что в Генеральном штабе и даже среди руководящего состава в Минобороны сегодня не знают, что до распада Советского Союза в государстве существовал документ, который был основой, на которой строилась вся структура Войск ПВО.
Этот документ назывался «План противовоздушной обороны страны». Он разрабатывался в Главном штабе Войск ПВО совместно с группой генералов и офицеров Генерального штаба Вооруженных сил (представителей от Главного оперативного, Главного организационно-мобилизационного управления и Главного разведывательного управления Генштаба).
Для разработки Плана правительством СССР определялся перечень объектов и некоторых районов страны, которые требовалось прикрыть Войскам противовоздушной обороны страны в градации: «особой важности», «важные», «первой категории», «второй категории» и др. То есть все объекты на территории страны, подлежащие прикрытию, были расписаны по степени важности.
Далее на основе всесторонней оценки средств воздушно-космического нападения вероятного противника делались выводы об основных направлениях массированных ударов, наиболее вероятных объектах удара, о том, на каких направлениях возможно проведение противником воздушных наступательных операций.
Эти выводы позволяли рассчитать:
ожидаемое количество СВН на направлениях в первом массированном ударе;
необходимое количество средств ПВО на каждом направлении, чтобы обеспечить заданную эффективность противовоздушной обороны (% уничтоженных целей в первом и последующих ударах).
Эти факторы и требования определяли количественную и качественную потребность в вооружении и военной технике(т. е. количество зенитных ракетных комплексов, радиолокационных станций, самолетов истребительной авиации).
Затем эти соображения легко приводили к выводу о нужной организационно-штатной структуре войск на каждом из направлений, а вместе со структурой определялась и структура руководства войсками и боевого управления (как централизованного, так и в особых случаях – децентрализованного).
Одновременно определялись границы ответственности за противовоздушную оборону дивизий, корпусов, армий ПВО и ставились конкретные боевые задачи.
Этот план разрабатывался на каждые пять лет. Последние планы противовоздушной обороны страны были разработаны в 1985 году (на период до 1990 года) и в 1990 году (на период до 1995 года).
Это было весьма разумно и производилось с учетом изменений, произошедших за последние 5 лет в оборонно-промышленном комплексе страны и Вооруженных силах. Затем обозначались задачи, которые следует решить в следующем пятилетии. В первую очередь это касалось возрастающих с каждым годом возможностей вооружения и появления новых объектов прикрытия. Также могли пересматриваться и уточняться границы ответственности за противовоздушную оборону, боевой состав и боевые задачи округа, армий, дивизий (корпусов) ПВО.
Наблюдая за довольно странными в последние годы структурными реформами войск ПВО-ПРО, предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства, поневоле можно прийти к выводу, что План противовоздушной обороны страны предан забвению вовсе не случайно.
В свое время этот документ, утвержденный главой государства, был непреодолимым препятствием для волюнтаристических устремлений некоторых командующих войсками военных округов, на территории которых дислоцировались дивизии и корпуса ПВО и ПРО, получить их к себе в подчинение и поруководить войсками ПВО.
Однако Планом предписывалось, что руководить соединениями и объединениями ПВО могут только те лица, кто имеет боевую задачу, поставленную этим документом еще в мирное время и соответствующую систему боевого управления для выполнения этой задачи.
Вряд ли какому-то командующему округом, получив в подчинение дивизию или армию ПВО, но не имея никаких средств для управления этим формированием, хотелось бы в этом случае делить ответственность, скажем, за прикрытие Москвы или особо важных объектов страны в случае прорыва авиации противника к столице, удара крылатыми ракетами по позиционным районам РВСН или по атомным электростанциям.
В связи с тем, что очередной виток реформ привел к созданию нового вида Вооруженных сил – Воздушно-космических сил, актуальность воссоздания Плана воздушно-космической обороны страны (а теперь его целесообразно называть именно так) не вызывает никаких сомнений. Поэтому строительство воздушно-космической обороны государства и надо в первую очередь начинать с разработки Плана ВКО.
Нет сомнений, что в процессе работы над планом появятся проблемные вопросы, рельефно выявятся структурные и управленческие нестыковки и даже чужеродные новому виду Вооруженных сил элементы, включенные в состав Воздушно-космических сил исключительно волевым путем.
План ВКО позволит уточнить задачи войскам, оптимизировать организационно-штатную структуру, органы управления, определиться в направлении дальнейшего развития Воздушно-космических сил. Из такого Плана будет предельно ясно видна необходимая структура и система управления войсками, их задачи по воздушно-космической обороне страны. И, безусловно, убавятся амбициозные желания покомандовать соединениями ПВО без личной ответственности за эту важнейшую задачу в сфере обороны страны.

УСИЛИТЬ ПВО СТОЛИЦЫ ГОСУДАРСТВА

Сразу скажем – вернуться к Войскам ПВО в их классическом понимании, как это было в середине 1980-х годов, сегодня нереально. Но определенные шаги, направленные исключительно на повышение эффективности боевого управления и ПВО-ПРО в целом, предпринять не только возможно, но и крайне необходимо.
Что надо сделать в первую очередь, подробно описано в Газете.Ru в тексте «ВКС сражаются за микрофон» от 02.03.2017 года. Теперь о том, что желательно осуществить вслед за этим. Это касается не всей территории страны, а исключительно г. Москвы, Центрального промышленного района и территории Западного военного округа.
В частности, в декабре 2014 года 32-я дивизия ПВО (г. Ржев) была передана из состава 1-й армии ПВО-ПРО (ОсН) в состав 6-й А ВВС и ПВО Западного военного округа (г. Санкт-Петербург).
С того момента времени зоны ответственности за противовоздушную оборону были установлены следующим образом: в Западную зону ответственности за ПВО, которой руководит командующий 6-й армией ВВС и ПВО, входит практически вся территория Западного военного округа – от Воронежа до Карелии, от Выборга до Нижнего Новгорода. А в центре этой зоны, во втором эшелоне обороны, находится другая, Московская зона ответственности за ПВО, которой руководит командующий 1-й армией ПВО-ПРО (особого назначения). Именно эта армия непосредственно прикрывает от возможных ударов воздушного противника Главный объект – Москву и другие объекты в границах Московского региона.
Разумность подобного оперативного построения объяснить достаточно трудно.
Необходимо признать, что из приграничного Санкт-Петербурга трудно эффективно руководить прикрытием от ударов с воздуха таких объектов, как Ярославль, Нижний Новгород, Курская и Калининская АЭС, позиционных районов ракетных дивизий, особенно, если твоя главная задача – оперативное развертывание войск и ведение первых операций.
Проведенные Генштабом в 2015-м и 2017-м годах внезапные проверки 1-й армии ПВО-ПРО (ОсН) показали, что созданная десятилетия назад и сохраненная в Московской зоне ПВО система управления, имеющийся уровень подготовки боевых расчетов командного пункта армии и их слаженность позволяют командованию армии принимать по вводным в оперативное подчинение и уверенно управлять в ходе выполнения задач как 32-й дивизией ПВО в целом, так и отдельно выделенной из ее состава оперативно подчиненной истребительной авиацией.
Пока еще поддерживается «возвратный потенциал», необходимо вернуть 32-ю дивизию ПВО в состав 1-й армии ПВО-ПРО и восстановить пространственный размах, боевой состав и оперативные возможности Московской зоны ПВО.уникальные шаблоны и модули для dle
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Прокомментировать
[related-news]
{related-news}
[/related-news]