Роль Кремля, мужья-олигархи и новый железный занавес: в The New York Times вспоминают "русскую модную мафию"
05.07.2022 29 607 0 +924 макс

Роль Кремля, мужья-олигархи и новый железный занавес: в The New York Times вспоминают "русскую модную мафию"

---
+924
В закладки
Роль Кремля, мужья-олигархи и новый железный занавес: в The New York Times вспоминают

В The New York Times вспомнили российских it-girls поздних нулевых и ранних десятых, которые быстро стали главными звездами парижского стритстайла и модных показов, где им были зарезервированы лучшие места в первом ряду. Приводим в нашем материале наиболее интересные отрывки.

Речь в статье модного критика Ванессы Фридман идет в том числе об Ульяне Сергеенко, Елене Перминовой и Мирославе Думе. Они, по словам автора, составляли ядро компании, куда также входили Вика Газинская и Наталья Водянова. Их называли "русской модной мафией, русской модной стаей и российской королевской семьей моды". Автор вспоминает былые дни триумфа и задается вопрос, где же "царицы" сейчас. Вот несколько интересных цитат.

То, что они появились из России, когда-то считавшейся чем-то вроде модной пустыни, а потом ставшей столь яркой, сделало их неотразимыми,

— пишет Фридман, объясняя феномен их популярности тем, что "они сломали стереотипы о России".

Всех их связывал необычный личный стиль, склонность переодеваться несколько раз в день, дружелюбие к фотографу и богатство. И они пошли по стопам Даши Жуковой, героини светской хроники и бизнесвумен в мире искусства. Их популярность выросла с появлением стритстайла и Instagram*, а также с превращением России в процветающий рынок после перестройки. Позже они построили собственные бренды на основе своей ранней модной славы. Они были привлекательными связующими звеньями, мостиками между Россией и миром,

— отмечает Фридман, говоря, что некоторые называли девушек "послами новой России".

Роль Кремля, мужья-олигархи и новый железный занавес: в The New York Times вспоминают Коко Роша, Рэйчел Зои, Елена Перминова, Мирослава Дума и Ульяна Сергеенко, 2015 год

Автор указывает на то, что появление этих девушек на международной арене могло носить стратегический характер в попытках придать России положительный имидж. В статье проводится параллель с тем, как Жозефина "помогла придать легитимность Наполеону и его режиму, превратившись в покровительницу французской моды и пример для подражания для стран по всей Европе". Фридман допускает, что в случае с русскими it-girls это вряд ли было спланировано, но все равно "их присутствие создало ореол вокруг их родной страны".

Они осуществляли очень специфическую, основанную на моде форму информационно-просветительской работы, точно так же, как другие представители элиты строили музеи, покупали футбольные и баскетбольные клубы и собственность международных средств массовой информации, заранее понимая, что встраивание себя в новую экономику может привести к тому, что для них будут открыты все двери,

— приводятся в статье слова фотографа Томми Тона, который был знаком и работал с Мирославой Думой, Еленой Перминовой и Викой Газинской.

В 2009 году Goldman Sachs назвал Россию ключевым двигателем глобального потребления, и для западных компаний было важно иметь "правильных российских посредников".

Российские it-girls были идеальными кандидатами.

Они знали, как общаться с людьми. Они олицетворяли стиль, изысканность, много путешествовали и имели большую покупательную способность. Они были новым лицом того, что, по мнению людей, представляла Россия,

— описывает их Роберт Берк, основатель консалтинговой компании в сегменте люкса.

Роль Кремля, мужья-олигархи и новый железный занавес: в The New York Times вспоминают Наталья Водянова и Мирослава Дума, 2016 год

В то время Перминова и Дума снялись в рекламе Salvatore Ferragamo, Дума также работала моделью для Louis Vuitton и Roger Vivier.

Единственное, что осложняло имидж девушек, как отмечается в статье, — это то, что они были "замужем за олигархами или приближенными к ним мужчинами".

Мужем Мирославы Думы был Алексей Михеев, чей отец Александр Михеев является генеральным директором Рособоронэкспорта, российского государственного экспортера оружия. Спутник Елены Перминовой — Александр Лебедев, бывший сотрудник КГБ и депутат Госдумы, банкир и медиамагнат. Ульяна Сергеенко на тот момент была замужем за миллиардером Данилом Хачатуровым, топ-менеджер Росгосстраха.

Не то чтобы большинство людей в Париже думали об этом, потому что мужей почти никогда не было рядом,

— объясняет Фридман.

Обычно они не путешествовали со своими мужьями. Даже когда я ездил на Неделю моды в Москве и ходил к ним домой, я редко встречал мужей,

— вторит ей фотограф Томми Тон, признавая, что, например, лишь раз лично встречался с мужем Елены Перминовой Александром Лебедевым (официально они не расписаны, но вместе уже 17 лет. — Прим. ред.).

В статье вспоминают и расистский скандал, в который угодили Сергеенко и Дума, но особо отмечается, что ситуация изменилась в феврале этого года с началом военной спецоперации России на Украине, когда, по словам Фридман, мосты дружбы между Россией и Западом, которые наводили девушки, "стали выглядеть очень шаткими".

Теперь, хотя Сергеенко и Дума развелись (о разводе Мирославы Думы достоверной информации нет. — Прим. ред.), а Дума и Перминова разместили черные квадраты в ответ на ситуацию на Украине, они остались в тени. Многие из дизайнеров, которые когда-то приняли их, сегодня с подозрением относятся к разговорам о них. Ходят слухи, что их всех "отозвали" в Россию. Они не отвечают на запросы о комментариях и личные сообщения,

— пишет Фридман.

Бренд Ульяны Сергеенко не публикует с февраля обновлений и не значится в расписании кутюрной недели моды в Париже. Связано это с позицией Федерации высокой моды, которую они заняли по отношению к россиским дизайнерам — в феврале в Париже уже отменяли показ Валентина Юдашкина, так как он "не отмежевался" от действий России.

Ссылаясь на источники, которые "не хотят называться, потому что беспокоятся о том, как Кремль может отреагировать", Фридман пишет, что сегодня бывшие героини парижских модных хроник "опасаются привлечь нежелательное внимание".

Они рискуют быть расцененными как предатели, если выскажутся, или рассматриваться как соучастники индустрией, которая быстро заявила о своей верности Украине, если они будут хранить молчание. Они застряли на мостах, которые сами построили, когда опускается новый железный занавес,

— заключает Фридман.

Материал NYT в телеграм-канале "Антиглянец" прокомментировали так:

Ванесса Фридман в NYT выступает в жанре "А что случилось?". Внезапно она задается вопросом, куда делиcь Russian Tsarinas в лице Мирославы Думы, Лены Перминовой, Ульяны Сергеенко и Вики Газинской, гремевшие на неделях моды лет двенадцать назад. Уважаемый модный критик приходит к выводу, что, возможно, в России что-то не так, может, Кремль будет девушками не доволен, может, модниц "призвали в Россию", или что-то такое,

— написали в канале, пообещав скоро выпустить подкаст с Газинской, в котором она расскажет, как все было на самом деле.

*Instagram принадлежит Meta, признанной в РФ экстремистской организацией

уникальные шаблоны и модули для dle
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Прокомментировать
[related-news]
{related-news}
[/related-news]