Американский орел, китайский дракон и русский медведь на вершине горы
03.09.2020 6 268 0 +209 qazxsw

Американский орел, китайский дракон и русский медведь на вершине горы

---
+209
В закладки
Американский орел, китайский дракон и русский медведь на вершине горы Китая, Китай, между, отношении, России, американской, более, отношений, сегодня, своей, руководство, Никсон, американских, Никсона, китайской, только, политики, Трамп, политической, американские

Проигрывая Китаю экономически в рамках глобализации, России ― в гонке вооружений и самим себе ― в деле организации по миру «цветных революций», нынешняя американская администрация и ее политические конкуренты из Демократической партии бездумно соревнуются накануне очередных президентских выборов… в беге на месте.

Сегодня для политических элит США нет большей ценности, чем эта победа. Ради нее они готовы принести в жертву экономическое, политическое и международное положение своей страны и даже развязать гражданскую войну.

Когда одного опытного российского дипломата спросили, в чьей победе на предстоящих президентских выборах в США ― Д. Трампа или Дж. Байдена ― больше заинтересована Россия, ответ был интересным: «С удовольствием выпьем за любого!» Потому что оба, по сути дела, соревнуются в одном ― как лучше и быстрее уничтожить Соединенные Штаты как великую супердержаву.

Любое вмешательство России в американские выборы было бы априори контрпродуктивно: во-первых, потому что у нас нет никакой реальной возможности для этого и, во-вторых, сами американцы последней политической генерации лучше всех справляются с задачей развала собственной страны.

Посмотрите, что натворил Дональд Трамп за неполные четыре года нахождения у власти. Самое интересное, что его личное состояние за это время значительно сократилось, однако он баллотируется на следующий срок.

А вот находящаяся в перманентной фрустрации истеричная Хилари Клинтон и тем более Джо Байден с его тягой к коррупции справились бы с развалом Соединенных Штатов значительно успешнее. Однако и республиканцы, и демократы намерены использовать для этого, по сути дела, одни и те же методы.

Внутренний политический кризис в США, вызванный дефицитом интеллектуального потенциала американской политической элиты, развивался относительно долго. Последними реальными политическими корифеями в американском политикуме, безусловно, были 37-й президент Соединенных Штатов Ричард Никсон и государственный секретарь Генри Киссинджер. В обойме их политических успехов ― налаживание отношений с КНР, окончание вьетнамской войны, начало процесса политической разрядки с СССР.

С момента драматического ухода Р. Никсона с поста президента в 1974 году в результате уотергейтского скандала процесс деградации политической элиты шел постепенно, но неуклонно. Особенно наглядно это прослеживалось на характере отношений США с Китаем.

Уже в своей инаугурационной речи в 1969 году Р. Никсон заявил о готовности развивать отношения со всеми странами. Мао Цзэдун принял это высказывание за готовность нормализовать отношения между США и КНР. И не ошибся.

Американо-китайское сближение происходило на фоне советско-китайского кризиса: к 1969 году он уже дошел до стадии вооруженных приграничных столкновений.

В феврале 1972 года состоялся первый в истории визит президента США в Китай. Никсон провел переговоры с Мао Цзэдуном и Чжоу Эньлаем. Стороны договорились об установлении дипломатических связей на уровне специальных посланников, которые начали работу в мае 1973 года.

Американская общественность высоко оценила итоги этого визита Никсона. 73 процента населения, согласно соцопросам, одобрили результаты поездки. И 1 января 1979 года США официально признали КНР. Стороны подписали несколько соглашений в сфере научно-технического сотрудничества.

После ввода советских войск в Афганистан (декабрь 1979 года). Китай, вслед за США, расценил действие СССР как агрессию. В 1980 году китайская сборная присоединилась к бойкоту Олимпийских игр в Москве.

США и КНР удалось достичь существенного прогресса в торгово-экономической сфере. С 1978 по 1984 год товарооборот между ними увеличился почти в семь раз и достиг 7 млрд долл. А в 2016-м он вырос уже до 519,6 млрд долл.

В те годы Китай получил доступ к ряду американских военных технологий, закупил в США военные вертолеты, противотанковые ракетные комплексы и т. п. Американцы предоставили Китаю доступ к некоторым своим разведывательным данным о советской военной инфраструктуре.

Однако после подавления китайским руководством выступлений внутренней оппозиции на пекинской площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 года президент США Джорж Буш-старший обвинил Пекин в нарушении прав человека и прекратил сотрудничество в военной сфере.

Еще более американо-китайские отношения обострились летом 1995-го в результате т. н. «Тайваньского кризиса».

В 2000–2010-х годах взаимодействие между странами развивалось довольно нервозно и характеризовалось как политическими, так и экономическими противоречиями. Президент Буш-младший стал проводить откровенную линию на сдерживание Китая.

Политика президента США Барака Обамы (2009–2017) также имела конфронтационную направленность в отношении КНР. Он перенаправил большую часть экономических и военных ресурсов США в азиатские страны, которые являлись политическими и экономическими соперниками Китая.

США стали последовательно выступать с критикой деятельности КНР в Южно-Китайском море, мотивируя это требованиями соблюдения международного морского права и свободы судоходства в нейтральных водах. Они начали также регулярно выказывать обеспокоенность соблюдением прав человека в Китае. Как будто в период конфетно-букетного периода их отношений во времена Никсона ― Киссинджера с правами человека в КНР было все в порядке!

Вашингтон стал последовательно поддерживать лидера тибетских буддистов Далай-ламу XIV, который, как отмечают китайские власти, «под прикрытием религии занимается сепаратистской деятельностью». В 2007 году по инициативе конгресса Далай-лама был награжден высшей наградой США ― Золотой медалью Конгресса.

В двухтысячные годы в США стали высказывать заметное опасение по поводу увеличения торгового дисбаланса с Китаем. Особенно в связи с ростом доли высокотехнологичного импорта из Китая, что, по словам американских экспертов, усиливало зависимость американской экономики от китайских производителей.

Вступление Китая в ВТО в декабре 2001 года позволило Поднебесной дополнительно увеличить долю своих товаров на американском рынке. Правила ВТО, придуманные американцами, когда они целиком доминировали в международных экономических отношениях, с ростом экономики Китая стали во многом работать против США.

Вывод капиталов и производств из США в Юго-Восточную Азию и Китай (в погоне за прибылью) способствовал бурному росту в КНР стратегически важных высокотехнологичных производств и научного потенциала.

В этот период Китай сделал огромный научный и технологический рывок из XX в XXI век. И сегодня он занимает передовые позиции в мире по искусственному интеллекту и робототехнике. Огромный прогресс достигнут в космической области, в исследовании Марса.

Американцы выпустили джинна из бутылки и теперь стараются загнать его обратно внутрь. Занятие малоперспективное. Главное, они совершенно не знают, как это сделать, и предпринимают порой весьма противоречивые меры.

В качестве наиболее ярого противника Китая сегодня выступает президент Дональд Трамп. Еще в ходе своей предвыборной кампании он постоянно обвинял правительство Китая в искусственном занижении курса юаня, что, по его мнению, наносит серьезный ущерб американской экономике, потери которой он оценил в 400 млрд долл. в год.

Однако через несколько месяцев после вступления в должность Трамп вдруг отказался от резкой критики Китая. 9 февраля 2017 года состоялся его телефонный разговор с председателем КНР Си Цзиньпином, в котором он согласился даже уважать политику «одного Китая».

Потом опять наступила резкая смена в китайской политике Трампа ― был взят курс на всесторонне ее обострение, вплоть до закрытия диппредставительств.

В наши дни происходит очень быстрое и фактически необратимое разрушение доверия в американо-китайских отношениях. Многие эксперты считают даже это началом холодной войны. Ежедневно поступающая информация об отношении между США и КНР все больше напоминает сводки с фронтов, слава Богу, пока не военных.

Противостояние уже вышло далеко за рамки торговой войны. От американских политиков все чаще можно слышать откровенные призывы к вмешательству во внутренние дела Китая. Со стороны США активизировались обвинения в адрес политики китайского руководства в отношении Тибета, Тайваня и, конечно, Гонконга. Соединённые Штаты хотят втянуть Китай в конфронтацию и очень надеются на как можно более жесткий ответ с его стороны. Есть даже попытки подтолкнуть Китай к гонке вооружений в надежде повторить опыт такой же политики в отношении Советского Союза.

Совершается и попытка устроить в Китае своеобразную «цветную революцию» путем обострения антикитайской антикоммунистической риторики. Собственно, эта линия ничем не отличается от той, что США проводили в отношении СССР, обвиняя его руководителей в «экспорте социализма».

Это полный абсурд, поскольку Китай все эти годы не был нацелен на экспорт своей идеологии по той простой причине, что ее некуда было экспортировать. Китайская идеология ― это сугубо внутренний феномен. Было бы занятно посмотреть, как бы они смогли продвигать ее в США. Во всяком случае, такая возможность просматривалась лишь в отношении китайской диаспоры, проживающей за рубежом.

Соседние страны просто боятся Китая и враждебно относятся к китайской идеологии. Чего уж говорить о России с её историческим опытом отношений с Поднебесной.

Надо честно признать, что китайское руководство перед лицом американской недружественной политики долго проявляло поистине конфуцианское терпение, не теряя надежды на очередную смену политического курса США. Оно к этому уже было приучено непоследовательной американской внешней политикой. Но современное китайское руководство призыв к китайскому народу подняться и избавиться от компартии Китая принять было уже не в состоянии.

Очень трудно не только принять, но и понять идею о запрете въезда в США членов компартии и их родственников. В случае реализации это приведет не только к блокированию торгово-экономических и научных связей, но и к полному прекращению межгосударственных отношений, поскольку все видные ученые, промышленники и дипломаты являются членами Компартии Китая.

Наконец китайское руководство решается нанести ответный удар и делает это по самому чувствительному месту в американской внешней политике: откровенно берет курс на избавление своей экономики от долларовой зависимости. Разумеется, в этом вопросе оно нашло полное понимание с российской стороны.

Американская администрация в своих внешнеполитических инициативах не блещет новизной и упорно пытается влезть в старые разваливающиеся пропагандистские калоши, какие весьма удачно использовали предшественники 40–50 лет тому назад. Как в свое время Никсон и Киссинджер успешно реализовывали свои антисоветские планы за счет альянса с руководством КНР, так и сегодня Трамп с Помпео пытаются притянуть на свою сторону российское руководство в борьбе против Китая под тем предлогом, что России необходимо с опаской относиться к набирающему мощь Китаю с его экспансионистскими замашками и историческими претензиями на российские земли Дальнего Востока и Сибири.

В какой-то мере тактика Трампа ― Помпео имеет внешнее сходство с линией Никсона ― Киссинджера. Разница только в том, что эти тандемы несопоставимы по интеллектуальному уровню. «Что положено Юпитеру, не позволено быку», ― говорили древние римляне. Как они были правы!

Как можно, вводя чуть не каждый месяц все новые санкции против России, предлагать ей политический союз со своим если не союзником, то стратегическим партнером. Притом что уровень политического доверия между Россией и США сегодня, пожалуй, самый низкий за всю историю их межгосударственных отношений.

Те же древние правы еще и в том, что «в одну воду нельзя войти дважды». Но понять подобную диалектику ведущие американские политики не способны. Диалектика и история вообще не их конек. И никто сегодня не может сказать, в чем же их «конек» заключается.

Россия же в постсоветский период в отношениях с Китаем сделала основную ставку на развитие политического доверия между нашими странами. И это стало самой важной внешнеполитической инвестицией.

Торговая война Китая с США и американские экономические санкции в отношении России привели к заметной активизации российско-китайских экономических связей. И происходит это не только в традиционной сфере энергопоставок, но и в экспорте в Китай сельхозпродукции (в частности, сои, пшеницы и говядины).

Политическое и экономическое противостояние между США и КНР открывает перед Россией пространство для геополитического маневра.

Россия и Китай в сложной международной обстановке действуют все более слаженно. Они торпедируют американские инициативы в Совбезе ООН и практически всегда голосуют солидарно. Вместе выступают за переход к многополярной модели в мире.

Американский фактор способствует установлению между нами все более тесного сотрудничества в военной области без принятия пока каких-либо взаимных формальных обязательств (хотя пробросы на этот счет уже делались с китайской стороны).

Некоторые эксперты даже говорят о «необъявленном» оборонном союзе России и Китая, что является кошмарным сном для американских стратегов.

Разумеется, Россия не ставит перед собой задачу заменить США на китайском рынке, да это и невозможно. Но крайне важно в российско-китайских отношениях перейти на более высокий уровень экономического взаимодействия, предусматривающий глубокую интеграцию в области освоения космоса, развитии авиации, IT-технологий, робототехники, искусственного интеллекта и других высокотехнологичных областей.

Грех было бы не воспользоваться стратегическим преимуществом, какое столь щедро предоставляет нам бездарное американское руководство!

Сергей Кузнецов,

специально для alternatio.org
уникальные шаблоны и модули для dle
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Прокомментировать
[related-news]
{related-news}
[/related-news]