Армия отпускает уставшим в пятницу, получает уставшим в понедельник
22.06.2016 443 0 0 martin

Армия отпускает уставшим в пятницу, получает уставшим в понедельник

---
0
В закладки


Конечно, вы догадывались, что не каждый солдат израильской армии — бравый десантник или героический танкист. Но мало где можно узнать о тех, кто действительно тащит на себе всю военную машину. Потому что их служба, тыловая служба, не представляет из себя ничего героического. На первый взгляд.

Боевые подразделения Армии обороны Израиля составляют всего 30-35 процентов личного состава. Костяк армии это водители, механики, всевозможные клерки, повары и прочие разночинцы. Как и любая крупная организация, к тому же подчиненная уставам, традициям и даже суевериям, армия весьма консервативна, неповоротлива и грубовата по отношению к солдатам, и, в особенности, к таким.

Автор: Леша Моран

Фактически, безусловно высокую мотивацию к службе можно наблюдать только в элитных подразделениях, отбор туда осуществляется в несколько стадий и исключительно среди добровольцев. Случайных людей там нет. Все же остальные солдаты, начиная от обычных боевых подразделений и заканчивая самыми штабными должностями, попадают на свои места волей случая и сиюминутной необходимостью заткнуть дыру на определенной должности.

Так и выходит, что парень из Эйлата, мечтавший быть механиком кораблей, служит на севере в должности повара, а девочка из Цфата, готовая два года кормить солдат и даже возглавить кухню какой-нибудь военной базы, вынуждена изучать ремонт систем наведения ракет военных катеров в Эйлате. Потому что армии сложно и лениво поменять их местами, хотя механизмы для этого есть.



Набор в боевые части происходит примерно по той же схеме. Здоров и не имеешь причин не служить? Держи автомат. Я не знаю точной статистики ухода с боевых должностей на штабные, так называемого «падения», но база, куда занесло меня, почти целиком укомплектована из тех, кто упал из пехоты. Кто-то по медицинским показателям, кто-то, потому что не выдержал тягот, а кто-то и вовсе изначально не хотел быть воином. Его служба в боевых закончилась в тот момент, когда он получил ботинки пехотинца — большая ценность среди тех, кто не воюет.

Отсюда и проблема, могущая стать критической - у двух третей солдат в армии мотивации или нет, или она стремится к нулю. И если внутри боевых подразделений мотивация поддерживается славной историей, чувством локтя и понятиями боевого братства, то штабные иногда вынуждены выискивать для себя причины отслужить еще один день. И при этом многие солдаты небоевых частей служат во вполне полевых условиях.

Некоторые, особо настойчивые, могут добиться перевода поближе к дому. Служба радость приносить не начнет, но хоть и раздражать будет меньше. Условия службы вообще часто являются единственным критерием, по которому солдаты выбирают куда бы перебраться. Кто-то хочет выходить домой каждый день, и согласен заниматься неинтересной ему работой, кто-то соглашается на службу в другом конце страны ради полезного курса или повышенной зарплаты.
Еще есть потенциальные офицеры, которые могут изменить свое положение, выйдя на курс. Но таких обычно немного и они редко занимаются чем-то скучным, а если и занимаются, то временно и недолго. Армии нужны офицеры, и о тех, кто готов пожертвовать службе еще пару лет, стараются заботиться.



Армия это не заповедник сионизма, как считают некоторые, и вовсе не школа жизни, как полагают другие. Армия это три года в стесненных условиях, в которых кто-то может обустроить себе комфортную жизнь, а кто-то — нет. И последний зачастую просто теряет три года жизни.
Все это, вкупе с возможностью каждые выходные бывать дома, превращает службу в эдакую нелюбимую работу, на которую ты вынужден тащиться на целых пять дней ради двух дней на воле. И если свободный человек с постылой работы может уволиться, то у солдата выходы: комиссия по здоровью, дезертирство да тюрьма.

Я не знаю, что, как и в какие сроки можно было бы изменить, но уверен, что есть, что менять. Человек, у которого одно желание — дожить до четверга и уйти домой, однажды может перегореть.

Люди часто говорят, что все мы, солдаты, общие дети. Дети Израиля. Так вот, израильские дети далеко не всегда счастливы большую часть времени на протяжении трех лет. Они просто тянут лямку. Не все, конечно. Но каждый из тех, кто несчастлив — живой человек.
Можно продолжать так, как есть сейчас, но нашей армии не так много лет, чтобы можно было с уверенностью спускать ситуацию на тормозах. Вдруг это имеет накопительный эффект? Вдруг мы тоже можем дойти до разложения армии и ее недееспособности?
Израиль не может позволить себе проиграть ни одной войны, а значит, и позволить потерять хоть одного солдата из-за атмосферы внутри армии.



Добавить в друзья

Почта для связи: martin@city-color.ru

Martin Media — авторская рубрика в блоге. Интересные люди рассказывают про свою жизнь, путешествия и события. Рассуждают на волнующие общественные и личные темы. Со всеми вопросами и предложениями пишите на почту. Если желаете стать автором, тоже пишите на почту.уникальные шаблоны и модули для dle
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Прокомментировать
[related-news]
{related-news}
[/related-news]